MirrinMinttu
Do or die
Поскольку о знаменитом обвинительном акте против Джорджа Плантегенета, герцога Кларенса, я упоминаю достаточно часто, было бы справедливо пройтись по нему пункт за пунктом. В сети я полного текста не нашла, и переписывать эту длиннейшую бумагу мне не хочется, так что ограничусь простым изложением содержания.

Act of attainder – это обвинение в государственной измене, прошедшее через парламент. Насколько понимаю, такие бумаги составлялись по определённому образцу. Например, начинается этот акт настолько драматично, что это дало историкам повод съязвить, что король Эдвард Четвёртый решил представить своё царствование, как череду катастроф: «великие заговоры», «подлые предательства», «неверные подданные» и всё в таком духе.

На самом деле, этот приём использовался просто для того, чтобы показать, что король через великие испытания победоносно пришёл к временам спокойным, проявив неоднократно «невиданное в мире» христианское милосердие к своим врагам. Которые, к сожалению, не успокоились. «Не так давно он узнал, что против его королевской персоны, против госпожи королевы, милорда принца и прочих благородных потомков, а также против большого количества лордов страны, против добрых законов, управления и политики» зреет заговор, превосходящий все предыдущие. И главным вдохновителем этого заговора является собственный брат короля, Джордж, герцог Кларенс.

Неблагодарный брат, хотя можно было предположить, что «узы крови и узы благодарности за великую щедрость», проявленную к нему королём, он должен был быть «вернейшим, послушнейшим помощником и подданным королю и его политике». Несмотря на то, что король проявил к нему «величайшую милость и снисходительность за многократные обиды и оскорбления, ставящие в опасность имущество, личность и жизнь» его величества. Но герцог, «несмотря на всё это, не проникся любовью, но с каждым днём возрастающей недоброжелательностью» и задумал «измену, превосходящую подлостью и низостью все предыдущие».

А именно, герцог, «лживо и предательски» задумал лишить законного права короля и его потомство, и забрать всю власть в королевстве себе, «отвратив сердца, любовь и привязанность подданных короля, их законного господина, многими хитрыми и скрытными способами». В частности, утверждая повсюду, что Томас Бурдетт осуждён невинно, и проявляя чрезмерную щедрость к подданным короля, чтобы через это «вложить в их головы и сердца» свои идеи.

Кларенс обвинял короля в «некромансии и тёмных искусствах, при помощи которых он травил своих подданных, как ему заблагорассудится», дабы внушить подданным короля «отвращение, ненависть и протест», потому что не так подобает править христианскому принцу. Он также «лживо и неверно писал и говорил, что король, наш суверенный господин, является бастардом, и не может править нами, и делал это со злонамеренной и предательской целью». И «соблазнил многих субъектов короля, нашего законного господина, поклясться на Библии в верности ему и его наследникам, говоря, что король забрал у него то, что принадлежит ему по праву, обездолив его и его людей».

Далее идёт пассаж о том, что именно Кларенс был назначен Маргарет Анжуйской и Генрихом VI править после Эдварда Вестминстерского, документ о чём, заверенный Большой печатью короля Генриха VI, герцог тайно сохранил.

Кларенс приказал аббатту Тьюксбери Джону Тэптону и сквайру Роджеру Хейрвеллу привезти в Варвик Кастл постороннего ребёнка, который был предназначен играть роль его сына и наследника, чтобы отправить своего сына в Ирландию или Фландрию. Но Тэптон и Хейрвелл отказались в этом участвовать.

Кларенс посылал своих людей в разные концы королевства, подстрекая людей бунтовать против короля и его наследников, и короновать Кларенса. Поэтому король, который в других обстоятельствах был бы склонен простить брата ради кровных уз и молодости Кларенса, пришёл к выбору малой кровью предотвратить большое кровопролитие. Пожалуй, именно в этом длиннейшем пассаже Акт наиболее патетичен, не оставляя без использования ни одного клише о «христианской крови», «долге чести», «спокойствии Божьей церкви, лордов, дворян, и простых людей».

В результате, «король, по совету и при помощи лордов духовных и светских, и палаты общин, на данном парламенте и по праву оного, приказывает, чтобы Джордж, герцог Кларенс, был приговорён и осуждён в государственной измене по отношению к королевской персоне, а также, по тому же праву, лишает его и его потомков навечно чести, имущества, титулов и статуса герцога».

Что касается имущества, то и здесь Акт чрезвычайно подробно расписывает, что у герцога (и, соответственно, его потомков) конфискуется абсолютно всё – унаследованное, купленное, арендованное, подаренное, находящееся в пользование. Кстати, это касалось и наследства, оставшегося от Изабель, которым герцог и герцогиня управляли совместно. Относительно потомков герцога, они лишались права унаследовать всё, что было получено герцогом от короля. Собственность, которая не перешла герцогу от короля, и которой он владел совместно с другими лицами, переходила к совладельцам.

Итак, давайте подумаем, насколько этот Акт лжив или правдив, и что послужило толчком для развития событий в направлении, приведшим Джорджа Кларенса в Тауэр?

Самым любопытным выглядит обвинение Кларенсом короля в «некромансии». Как я уже писала раньше, «некромансерами» в то время называли учёных, соединяющих знание богословия, философии, астрономии и астрологии, в соединении с медицинскими знаниями зачастую. Не всегда, но «некромансеры» при аристократических домах были и медиками тоже.

Совершенно точно известно, что Эдвард был очень близок с одним из самых знаменитых английских алхимиков, Джорджем Рипли, канонником-августинцем, который посвятил королю свой фундаментальный труд The Compound of Alchymy; or, the Twelve Gates leading to the Discovery of the Philosopher's Stone в 1471 году. И не только с Рипли, но и с другими алхимиками своего времени – с Томасом Далтоном, Томасом Нортоном (который был ещё и пророком) и, представьте себе, Джорджем Невиллом, архиепископом Йоркским. Несколько проливает свет на сложные отношения и необъяснимые поступки короля по отношению к этому прелату, не так ли?

Дело в том, что за фактами царствования Эдварда IV и других знаменитых королей (того же Генри V) скрыта почти невидимая история паутины связей, интересов, пророчеств, знакомств людей, которые практически никогда не попадали на глаза публики, но которые, тем не менее, двигали историю в определённом направление, руководствуясь не шкурными интересами, а глобальными задачами.

Во всяком случае, Джордж Рипли и круг влиятельных людей, с ним связанных, довольно сильно повлияли на историю Англии, когда этот алхимик пришёл к выводу не поддерживать Ричарда III, находящегося астрологически под влиянием Сатурна. Более того, за идеей соединения Генри Тюдора с одной из дочерей Эдварда IV, соединения двух роз, тоже изначально стояли не политики, а алхимики.

Несомненно, король Эдвард был живо заинтересован поисками Философского Камня. Благо, Рипли действительно был астрономически богат, что как бы подтверждало его умение создавать золото. Но историки, занимающиеся изучением скрытой от биографов-политиков истории царствования Эдварда IV, склонны сравнивать этого короля с итальянскими принцами Ренессанса – с Медичи, Сфорца, Борджиа. То есть, Джордж Кларенс, который был в курсе дел, связей и интересов брата, наверняка знал, о чём говорил, обвиняя короля в том, что тот «травит своих подданных, как ему заблагорассудится». Имел ли он в виду также смерть своей жены и младшего сына? Во всяком случае, возможности для этого у Эдварда были благодаря его тесным связям с алхимиками.

Относительно пункта о том, что Эдвард был бастардом, что давало право Кларенсу на корону, у меня есть упорное мнение, что речь всё-таки не шла о том, что отцом Эдди не был герцог Йоркский, и напрасно в этом направлении копать. Я практически уверена, что Кларенс называл братца выродком совсем по другим причинам, а в Акте это выражение было подано определённым образом как предупреждение для герцогини Сесили: не вмешивайся. Ей этим пунктом просто связали руки.

Что касается претензий Джорджа на трон, документа за печатью и т.д., то мы знаем, что это – правда. Был и документ, и даже одобрение парламента этому документу. Правда, это был парламент, собранный Варвиком, пока Эдвард был в изгнании, но это решение никогда не было перерешено. Никогда не было решения парламента признать решение о правах Джорджа недействительным. Если Генри Тюдор официально отменил бастардизацию детей Эдварда, то в отношении прав Джорджа на корону ничего подобного сделано не было.

Толчком для развития событий послужила, абсолютно точно, французская кампания и заключённый с королём Луи мир. Дело даже не в том, что Эдди купили. С точки зрения политики и стратегии сделка выглядит очень удачно. Там было что-то ещё, что оттолкнуло от Эдварда IV очень многих. В частности, Ричарда Глостера. Что-то, в чём он показал себя достаточно отвратительно. Или что-то скандальное. Или именно тогда Ричард и Джордж узнали по какому-то стечению обстоятельств, что Эдвард повинен в бигамии? Ведь что-то их сблизило. Вполне очевидно, что Ричард никак не участвовал в планах Джорджа, если у того эти планы в принципе были. Со стороны ведь действия Кларенса выглядят скорее выплеском возмущения, а не попыткой поднять полномасштабное восстание. Он пытался изменить общественное мнение о брате, рассказать людям правду – такой, какой её видел.

В общем, чтобы понять события 1475-1478 годов, совершенно недостаточно просто знакомства с политикой и стратегией Англии, Бургундии и Франции. Нужно знать, чем жили главные фигуранты этого дела, что ими двигало на самом деле. Я надеюсь позже вернуться к этой менее известной стороне царствования короля Эдварда IV, а пока продолжим рассматривать сторону видимую.



The 'Ripley Scrowle'

@темы: Edward IV