Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:20 

Генри VII - странное паломничество леди Маргарет

MirrinMinttu
Do or die
О чём беседовала со своим племянником леди Маргарет до встречи на дороге, никто, естественно, не знает. Тем не менее, кое-что эта умная женщина поняла тогда неправильно. Или сам Бэкингем, вольно или невольно ввёл её в заблуждение. Во всяком случае, Маргарет Бьюфорт ещё до 26 июля отправила Реджинальда Брея в Бретонь – с известием, что герцог будет поддерживать дело возвращения дома Ланкастеров на престол. Тем не менее, подобного намерения у Бэкингема не было, он просто жаловался и возмущался.



Потому что, когда Ричард III, находящийся в тот момент в гостях у Ловелла, получил известие о заговоре, имевшем цель похищения принцев из Тауэра и принцесс из Вестминстера, он получил также известие о том, что «некоторые заговорщики» предлагали герцогу участие в этом заговоре, и он отказался.

Оповестил ли он о готовящемся нападении на Тауэр и Вестминстер Ричарда? Возможно. Но ещё вероятнее, что эти планы были Ричарду уже известны. Если он действительно отправил племянников к Маргарет Бургундской в день своей коронации, у него были основания ожидать попыток в направлении детей Эдварда IV. Возможно – по результату допроса Гастингса. Если исходить из логического предположения, что Гастингса не могли не допросить.

Более того, очень вероятно, что об опасности похищения Ричард говорил и с Бэкингемом, и с Говардами. В конце концов, меры предосторожности, которые Ричард предпринял в отношении Вестминстера, практически предполагают участие в этих мерах Бэкингема. Хотя, именно отмашку о том, что колёса заговора начали вращаться, дал Несфилд, человек Говарда. Это случилось в период 26-29 июля 1483 года.

Что именно произошло в Лондоне, и кем были люди, арестованные за участие в заговоре – не известно. Известно, что герцог Норфолк сорвался из сопровождения короля в Лондон, где целую неделю заседал на каком-то таинственном суде, который проводился не где-нибудь, а в лондонском доме Йорков, в Кросби Плейс. Передвижения герцога Норфолка можно проследить по выплатам от тюрьмы при Бишопгейт до Кросби Плейс. К тому же, в архивах сохранился патент короля Ричарда, предписывающий Лорду Канцлеру, епископу Расселлу, выдать «персон, замешанных в определенном предприятии» для суда под председательством герцога Норфолка.

Но кого судили? Сведений нет. Можно только предположить, что подобная секретность объяснялась либо тем, что в заговор были вовлечены чрезвычайно высокопоставленные лица (вернее, их люди), с которыми радикально ссориться Ричард не собирался, либо тем, что известия об арестах не должны были вспугнуть других заговорщиков, которые были не в Лондоне, и выступление которых ожидалось.

Кроулендские Хроники утверждают, что нападение было совершено практически одновременно на Вестминстер и на Тауэр. Причём, в обоих случаях – двумя группами, одна из которых отвлекала внимание, когда другая полезла ломать двери в королевских апартиментах Тауэра и в убежище Вестминстера. Выглядит, как военная операция. Тем не менее, те же Хроники утверждают, что в Тауэре нападение заговорщиков отбили подмастерья, а в Вестминстере – монахи. Я не сомневаюсь в воинственности средневековых подмастерьев и монахов, но в данном случае, реалистичнее предположение, что действовали профессионалы, одетые подмастерьями и ремесленниками.

Где был в этот момент Бэкингем? Или в Лондоне, или в Брекноке. Или сначала в Лондоне, а потом в Брекноке, откуда отправился на рандеву с королём. Если пофантазировать, что Бэкингем сообщил Ричарду о попытке вовлечь его в заговор, и потребовал взамен неприкосновенности кого-то из участников, то таинственный суд под председательством Говарда – это предмет для ссоры. Но ещё более вероятно, что предметом для ссоры был сам факт, что суд проводил Говард, хотя Главным Коннетаблем королевства был Бэкингем. Именно он должен был возглавить Суд Коннетабля. Почему я думаю, что проводился именно Суд Коннетабля? Потому, что речь шла об изменнической деятельности, попадавшей под юрисдикцию именно этого суда, и потому, что только Суд Коннетабля мог действовать по упрощённой схеме – выносить приговоры без заслушивания показаний свидетелей. Очень удобно в условиях, когда важно избежать огласки.

Почему Ричард послал Говарда? Конечно, может быть, что Бэкингем, с точки зрения короля, был занят, в эти выпавшие из хроники передвижений дни, чем-то более важным. Но одинаково вероятно, что Ричард не намеревался запускать карательный механизм и использовать Суд Коннетабля для радикальных приговоров, и поэтому послал в Лондон умного и искушённого Говарда, а не вспыльчивого Бэкингема, для которого самого понятия компромисса и дипломатии не существовало.

Всё-таки, громкая ссора с королём была, скорее всего, монологом Бэкингема на повышенных тонах. Герцог мог поорать и по поводу исчезнувших принцев, и по поводу того, что Ричард нарушил правила, послав в Лондон Говарда. Во всяком случае, из оборота “on 2 August Buckingham was with the King at Gloucester and that the following day; some say after a furious row, he at once rode out along with the members of his retinue bound for Brecon» можно сделать вывод, что герцог проорался и умчался. И что его поведение было настолько типичным для этого человека, что Ричард совершенно спокойно продолжал грузить его должностными делами.

Значит, толчок к повороту Бэкингем получил именно от леди Маргарет Бьюфорт, во время их вряд ли случайной дорожной встречи.

Что, собственно, понесло леди паломничествовать именно в Вустер? Епископом Вустера был Джон Алькок, который сопровождал короля Ричарда. В самом Вустере из святых был разве что св. Вульфстан. Вернее, он был в Great Malvern Priory. Святой, который тесно ассоциируется с Кнутом Великим, завоевавшим Англию как бы по праву, и женившимся на королеве с правом на трон. Любопытной особенностью приората была также его теснейшая связь с Вестминстерским Аббатством. Приорат был построен на земле, принадлежащей аббатству, и административные связи этих религиозных общин были активными.

Возможно ли, что леди Маргарет, потерпев неудачу в заговоре, имевшем целью заполучить детей Эдварда IV для использования в политических целях Ланкастеров, решила подобраться к Вестминстерскому убежищу с другой стороны, изнутри?

Почему бы и нет. Она могла вполне обоснованно считать, что сможет получить какой-то доступ к тщательно охраняемой Элизабет Вудвилл. Хотя бы для того, чтобы проверить, знает ли та, куда подевались её сыновья. Или для того, чтобы соблазнить возможностью альянса с заговорщиками, который поднял бы одну из её дочерей на трон.

Впрочем, я отношусь скептически к теории с альянсом. Собственно, всё упирается в личность Элизабет Вудвилл. Если забыть традиционную трактовку её характера, и посмотреть только на факты, то мы имеем дело с женщиной, никогда не имевшей никакой административной власти при муже-короле, который, к тому же, не был склонен прислушиваться к мнению окружающих. Элизабет Вудвилл никогда не выходила за рамки стандартной жизни жены при доминирующем, хитром, и довольно беспринципном муже.

К началу августа 1483 года, она потеряла из своего окружения тех, кто поднялся к власти на подоле её королевской мантии – братьев. Кто-то был в бегах, кто-то погиб, кто-то ушёл в тень и строил козни. Один из её сыновей от первого брака был казнён вместе её старшим братом, другой находился в бегах, и не факт, что леди Элизабет знала в тот момент, где он, и что с ним. Буквально неделю назад, в убежище, где её укрывали от передряг и опасностей, попытались вломиться силой. Какова вероятность того, что она, несомненно сильно напуганная и подавленная всем, свалившимся на её голову за каких-то четыре месяца, стала бы вести переговоры, которые были для неё смертельно опасными?

И для чего, собственно, такая женщина вообще была бы нужна заговорщикам? Её старшие дочери были уже совершеннолетними, и даже если леди Маргарет верила в победу дела Ланкастеров и своего сына, судьбу дочерей короля Эдварда решал бы новый король, но никак не их мать. Впрочем, судьбу несовершеннолетних дочерей – тоже. Подозреваю, что леди Маргарет хотела подобраться к леди Элизабет именно с целью узнать, где находятся принцы. Впрочем, она могла предполагать, что принцев тайком переместили в Вестминстер, не так ли?

Второй интересный момент, связанный с паломничеством в Вустер, был в том, что Вустерское Аббатство было теснейшим образом связано с Аббатством Флёри во Франции. Которое, в свою очередь, было теснейшим образом связано с Аббатством св. Эдмунда в Англии. А у Аббатства были свои, непростые отношения с Йорками.

Анна Саттон, в Essays Presented to Michael Hicks, рассказывает следующую историю. На службе дома Йорков (а именно – на службе Ричарда Йорка) состоял человек с незамысловатым именем Джон Смит. Он собрал себе изрядное состояние, и завещал его городу, имея целью ослабить абсолютную власть Аббатства над городскими делами. Естественно, Аббатство пустило в ход всё вышеупомянутое влияние, чтобы этого не допустить. Тяжба пришлась на период, когда королю Эдварду пришлось бежать из собственного королевства, а администрация Генри VI в целом, и сам король в частности, относились к Аббатству с великим пиететом.

Когда Эдвард вернулся и разобрался с более насущными делами, ему пришлось, в 1478 году, назначить в комиссию, разбирающую дело Аббатства против города, всех королевских судей. Там были и граф Риверс, и епископ Мортон, помимо прочих. Решение, как можно ожидать, было компромиссным. С одной стороны, были признаны старинные легальные права Аббатства, дающие ему власть над городом. С другой стороны, аббату было ясно дано понять, что он не имеет права действовать самовластно, и что любое несогласие между сторонами в подобных конфликтах, решается только и только юрисдикцией короны, но не волей аббата.

В частности, прагматичный Эдвард ввёл в практику проверки, на что именно идут собираемые аббатствами налоги. По идее, монастыри, аббатства и приораты, выполнявшие в Средние века в Англии функции своего рода «социального министерства», должны были, на эти деньги, обеспечить уход за старыми и недееспособными, обеспечить обучение детей, и стипендии особенно одарённым, а также поддерживать в должной чистоте городские улицы и канализации, дороги и мосты, а также оборонные сооружения, если таковые имелись. Духовные лорды сидели в парламенте и королевском совете именно по этим причинам.

В общем и целом, духовенство при Йорках стало терять абсолютные права на влияние и власть в государственных делах. Ланкастеры же у того поколения ассоциировались, по большей части, с Генри VI, для которого церковь была всегда права просто потому, что не могла быть неправой, и, по памяти родителей, с Генри V, который был чрезвычайно набожен, хотя история его помнит не за это.

Таким образом, именно церковь была благодатной почвой для подготовки платформы, которая могла обеспечить плавную смену династии на троне. Причём, не только в Англии, но и на континенте, и, особенно, в Ватикане. Не говоря о том, что именно через церковь было проще всего действовать и Мортону, который был в этой системе своим, и леди Маргарет Бьюфорт, которая, будучи женщиной, не имела доступа к административным рычагам. Леди Маргарет действовала именно в той сфере, которая была естественной для средневековой леди – через связи, не беря на себя прямую ответственность за происходящее.

И не будем забывать об ещё одном преимуществе, которое давали правильно налаженные и согласованные с церковью планы – свобода передвижения, подразумевающая возможность наладить корреспонденцию и обеспечить передачу средств.

Очень похоже на то, что в этих схемах леди Маргарет имела, после смерти Эдварда IV, только одну цель – возвращение к власти Ланкастеров, в лице своего сына. Остальные, немногие уцелевшие, родственники значения не имели. Она не колебалась ни в случае Веллеса, своего единоутробного брата, ни в случае Бэкингема, своего племянника. Веллес вообще не имел значения, не того профиля фигурой он был, но вот Бэкингем, осмелюсь предположить, недолго оставался бы в живых, даже если бы его выступление против Ричарда не закончилось полным разгромом.

@темы: Henry VII

URL
Комментарии
2017-04-20 в 21:21 

Маурисьо
А я до этого, грешным делом, думал, что как раз в 1483 ланкастерцы сидели и так... слегка потявкивали. А заговор Бэкингема - это почти фикция, воинственная глупость одного отдельно взятого герцога и хитромудрость одного епископа.
М-да, ну и интрига получается.
А вот женился бы Ричард на Маргарет... )))

2017-04-20 в 22:17 

MirrinMinttu
Do or die
Маурисьо, я тоже предполагала, пока не решила сменить точку, с которой можно рассматривать события. Если поставить в центре не Ричарда, а силы, желавшие перемен, и расширить границы поиска, то паззл начинает выглядеть по-другому, и многие непонятные, разрозненные факты находят объяснение. Как та фраза о скороспелой клубнике, которую Ричард, несомненно, действительно сказал Мортону - уж больно она выбивается из любого контекста, чтобы её просто придумать.

Ну и не без того, что я не могу считать Ричарда пушистым ангелом, наделённым безграничной доверчивостью к людям. Не укладывается этот образ в его биографию. Значит, реалии были более сложными, чем кажется, и была не только игра со стороны заговорщиков, но и контр-игра со стороны Ричарда.

Да, по какой-то причине Ричард на Маргарет не женился. И даже нельзя сказать, что его оттолкнул характер, или странный уклон в религиозности, отходящий от канона. Он просто не знал Маргарет, и не мог знать её особенностей. Имя Бьюфортов, принадлежность к роду врагов? Возможно. Или он, в тот момент, при двух старших братьях, вообще планировал спокойно жить с матерью своих детей. Или на такой альянс наложил вето сам Эдвард, имеющий право решать вопрос брака пэров такого класса, как его братья. Кто знает? Или вообще уже был преконтракт, заключенный между дочками Уорвика и братьями короля, который ответственный Ричард мог считать связывающим, хотя Анну и выдали за другого.

URL
2017-04-22 в 17:44 

Маурисьо
>Если поставить в центре не Ричарда

А вот это результат действий Мора (и последовавшего по его стопам Шекспира). Вне зависимости от того, какой точки зрения придерживаться - обвинять во всем Ричарда или стараться подойти к нему объективно, но все внимание приковано к Глостеру. А ланкастерцы остаются в тени.
Каким же все-таки талантливым политтехнологом оказался Мортон - так обработал Мора и так завуалировал всю историю.

2017-04-22 в 18:10 

MirrinMinttu
Do or die
Маурисьо, да вот, по мнению некоторых, не в том статусе был Мор, чтобы его Мортон обрабатывал. Всё сам, всё сам... Но если поверить самому Мору, который писал, собственно, не столько историю Глостера, сколько назидание Генри VIII-му, пытаясь предостеречь того от моделирования истории по своему хотению, то все его страшилки по Ричарду вполне понятны.

Да, Мортон был, очевидно, гением. Или, как минимум, очень способным человеком.

URL
2017-04-22 в 18:49 

Маурисьо
Я и не имею в виду конкретную обработку именно Мора со столь далеко идущими последствиями, которые Мортон заранее предвидел.

На мой взгляд, Мортон прекрасно понимал, что любому слушателю рассказывать надо то, что выгодно. Я в этой ситуации воспринимаю его просто как сильную личность, сумевшую навязать своему собеседнику свою точку зрения. То есть, "врал как свидетель", а возможности его опровергнуть у Мора (невзирая на весь его критический склад ума) не было - другие свидетели не сохранились. И получилась невольная обработка талантливого человека. Версия Мортона - это правда, и все тут...

А потом уже это превратилось из свидетельских показаний в легенду.

2017-04-22 в 19:51 

MirrinMinttu
Do or die
Маурисьо, это да. Предполагаю, что создание имиджа династии, с приглашением иностранных, прикормленных историков, тоже было его схемой. Посмотрим.

URL
2017-04-22 в 19:57 

Маурисьо
> Предполагаю, что создание имиджа династии, с приглашением иностранных, прикормленных историков, тоже было его схемой. Посмотрим.

О как... Очень интересная гипотеза!

2017-04-22 в 20:45 

MirrinMinttu
Do or die
Маурисьо, дальше будет видно, насколько она обоснована.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Загородный клуб

главная